Чёрный дом
и шелест ветра
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Чёрный дом > Owari no seraph


Тесты c категорией "Owari no Seraph".
Пользователи, сообщества c интересом "Owari no Seraph".

четверг, 28 декабря 2017 г.
#79: (не) понять gloomySheriff 22:01:21
Основные персонажи: Курето Хиираги , Шинья Хиираги
Пэйринг: Курэто/Шинья, Глен упоминается.
Рейтинг: G
Жанры: Драма, Hurt/comfort, AU, Пропущенная сцена
Описание: Шинья понимал - они оба что-то скрывают.
Примечания автора: События между Шинья_попал_за_реше­тку и Шинью_отпиздил_Глен­.
Давно обещал кое-кому отписать что-нибудь по этому отп, но не уверен, что попал в характер Шиньи. Вообще - ролки зло, не надо в них задротить, аеёШиньяпростохот.
upd: господь, я только сейчас понял свою ошибку. ну, будем считать это данью уважения к излюбленному гетному фичку. \стыдпозор\

Подробнее…— Что мне остаётся?.. — глухо звучит голос Шиньи, сжимающего руками простыни на своей больничной койке. — Что ты мне предлагаешь делать?

Собеседник не спешит говорить, задумчиво скользя взглядом по пустой стене напротив, легким занавескам, прикрывающим открытое окно, по старой полупрозрачной вазочке, в которой высыхало одинокое яблоко. Тянул время, прислушиваясь к звукам извне, заставляя младшего брата постепенно закипать от нетерпения и желания узнать ответы на свои вопросы.

— Что, черт возьми, происходит?.. — Шинья позволяет себе наклониться к уху генерал-лейтенанта, сидящего на его кровати, а после игнорирует чувство самосохранения, ощущая, что никакой страх за собственную шкуру не будет настолько же сильным, как страх за собственных друзей. И за старшего брата, взгляд которого казался даже мрачнее, чем обычно. — Ты же знаешь, что я понимаю, что здесь что-то не так?..

Когда Курэто вдруг выпрямляется, поворачивая голову к младшему брату, тот пересиливает себя, удерживаясь на том же расстоянии и продолжая сверлить чужие алые глаза. Младший Хиираги понимал, насколько опасны игры с мужчиной, руки которого никогда не дрожали — но сейчас, после всего произошедшего, юноша не может промолчать, как делал это обычно.

— Ты уйдешь завтра на рассвете, и это не оговаривается, — голос Курэто ледяной и пробирающий до самых костяшек, позволяющий понимать всем его подчиненным, что шутки с ним плохи. И Шинья с удовольствием бы избежал этого контакта, если бы не происходящее вокруг.

— Да почему?!.. — Хиираги задыхается от возмущения, не успевая совладать с комом мыслей и обид на всех тех близких, которые оказались вдруг лживыми и грубыми, не способными объяснить происходящее. Шинья не мог понять причину изменения лучшего друга, бросившего его, по сути, на произвол судьбы, не мог понять внезапную благосклонность старшего брата, с которым, однако, и до этого возникали неясные связи, о которых Хиираги предпочел бы не вспоминать.

Раньше.

Но не сейчас.

— Не хочу, чтобы в случае чего пострадал и ты, — когда между ними возникает зрительный контакт, младшему кажется, будто что-то во взгляде Курэто изменилось. Но что именно — разобрать так и не успел, мысленно чертыхнувшись от того, как быстро генерал-лейтенант поднялся с кровати, снимая с вешалки свой мундир. — Сейчас я не могу ответить на твои вопросы. В том числе насчет Глена.

Шинья понимал — они оба что-то скрывают. Оба, как два сапога, движутся к каким-то неясным и опасным целям, игнорируя факторы проблем, словно бы им ничего не грозило в этом случае. И оба, как бы ни было это печально, многое значат для него. А потому подобные загадки заставляли его злиться, сжимать зубы до скрежета и терпеть холодное поведение в свою сторону — а что ему, в общем-то, ещё оставалось?

Ощущение, будто бы не он правил своей судьбой, становилось все сильнее, только вот генерал-майор не мог понять, кто именно был королем его жизни.

— А моё мнение вы спросили?.. — насмешливо процедил юноша, сталкиваясь с пронзительным взглядом и сжимая одной рукой стоящую рядом винтовку. Не для битвы, которая всё равно была бессмысленна — для успокоения, поддержки со стороны Бьяккомару или хотя бы понимания, что пока рядом оружие — с ним ничего не случится. Потому что каждое действие и движение что со стороны Хиираги, что со стороны Ичиносе — буквально кричало об опасности. И Шинье было больно осознавать, что самые близкие для него люди считают, будто бы он ничего не понимает.

Но ведь так и было?



— Придёт время, и ты всё поймешь. А пока — следуй приказу и не вздумай меня обмануть.

— Будто ты меня не знаешь, — младшему Хиираги было важно, чтобы там, куда его отправляют, были его друзья. — Я поеду один?

— Нет, — этого хватает для того, чтобы юноша хоть немного, но успокоился, проводив взглядом ушедшего генерал-лейтенанта, а после прокручивая в голове новую информацию. Но почему-то вместо задания, которое он обязан был исполнить на рассвете, в голове всё ещё мелькал взгляд старшего брата, брошенный на него во время разговора. И только сейчас Шинья готов был поклясться, что в стальных и всегда столь равнодушных глазах промелькнуло сожаление. Сожаление, заставившее что-то внутри младшего Хиираги перевернуться.

— Что ты собрался сделать? — волнение, распространявшееся и на генерал-лейтенанта, как оказалось, было сильнее, чем он думал. А желание увидеть старшего брата вновь — важнее желания встретиться с Гленом. — И что теперь делать мне?...


Категории: Фанфик, Owari no seraph
Прoкoммeнтировaть
#74: Позволь мне тебя спасти gloomySheriff 21:49:10
Основные персонажи: Микаэла Хакуя (Микаэла Шиндо, Мика), Юичиро Хакуя (Юичиро Аманэ, Юи)
Пэйринг: Микаэла\Юичиро.
Рейтинг: PG-13
Жанры: Флафф, AU, Мифические существа, ER (Established Relationship), Постапокалиптика
Описание: На фоне пронзительно-голубо­го неба Юу казался вампиру чем-то вроде самого настоящего ангела, который ворвался в его жизнь и забрал трепещущее от прикосновений сердце.
Посвящение: infin1tum, как вы и хотели, подарок в честь вашего дня рождения.~
Примечания автора: Никогда до этого не рассматривал Микаэлу и Юу как шипп, чисто броманс. А тут с чего-то вдруг понравилось. В любом случае, мне было очень приятно описывать их отношения.
И ещё Юу нахватался привычек от Шиноа, ага.
+ Второй драббл, раскрывающий детальки из макси, сюжет которого я до сих пор прорабатываю. \вздох\

Подробнее…Ветер, словно пастух, спохватившийся за своих вольных овец, с упорством сгонял перистые облака в кучу, из которой на глазах юношей бесформенное нечто превращалось в колоссальный корабль. Вокруг него, то разделяясь, то вновь соединяясь, летели стаи веселых дельфинов. Морской воздух, испорченный жутким мором, который опустился на головы всего мира девять лет назад, струей проскальзывал под носом вампира, прикрывшего свои алые, как океан, глаза. Он с неудовольствием ощущал горечь испорченной крови, которая выплескивалась на высохший пляж, омывая мёртвые камни. Но соль, которой было так много в море, успешно разъедала гниющую плоть, и кое-где, обозначая течения, выплывала вода тусклого голубоватого оттенка.

Ощутив новый порыв столь желанного ветра, Микаэла глубоко вдохнул, с неуловимой ноткой радости подмечая, что в ветреные дни воздух пахнет сладким йодом. Заметив взгляд своего спутника, юноша повернул к нему голову, вопросительно изгибая бровь. Завороженно наблюдая за веселыми искрами в зеленых глазах, Мика в который раз за столько времени подумал о том, что жить без этих смешинок он уже никогда не сможет.

— Ты выглядишь довольным, Мика, — с широкой улыбкой сообщает ему Юу, хлопая друга по плечу и тут же отвлекаясь на настырных мошек, круживших перед его носом.

— Ты рядом, каким же мне ещё быть? — Шиндо продолжал всматриваться в эмоциональное лицо друга, со странной жадностью пытаясь запомнить каждую родинку и черту, каждую деталь, которую безумно любил.

— Ну-у, я не о том, — отмахнулся юноша, в последний раз гневно взглянув на насекомых и повернувшись к его другу, со взглядом которого он так привык встречаться. — Ты подобрел, что ли? Больше не огрызаешься, выглядишь причесанным и гладеньким.

Мика хмуро взглянул на улыбающегося друга, а затем покачал головой, фыркая. До сих пор ему было непривычно видеть Юу таким радостным и ярким, ведь основные воспоминания были связаны с жизнью в подземелье вампиров, а сейчас… А сейчас, при взгляде на радостную улыбку друга, что-то внутри вампира начинало трепетать. И каждый раз, ощущая это, Шиндо начинал верить в то, что он всё ещё, пусть и чуточку, но живой.

— Я никогда не был лохматым.

— Твои патлы делали твою голову в два раза больше, чем у меня!

— Это не правда.

— А ещё ты был вонючкой.

— Что?!

Юу, добившись успеха в подшучивании над другом, с удовольствием захохотал, в последнюю секунду замечая то, как вампир на него навалился, заставляя упасть на траву и спасаться от своего возмездия. Успев соскучиться по шутливым потасовкам детства, друзья дарили друг другу невесомые оплеухи, пусть и для Мики это было в разы сложнее. Боясь как-либо повредить Юу, он резко останавливается, пытаясь сказать разыгравшемуся мальчишке о том, что игры лучше прекратить. Но Хякуя, хитро взглянув на него из-под отросшей чёлки, резко толкнул его в сторону, чтобы в конце концов нависнуть сверху и победно усмехнуться:
— И опять ты проиграл.

На фоне пронзительно-голубого неба Юу казался вампиру чем-то вроде самого настоящего ангела, который ворвался в его жизнь и забрал трепещущее от прикосновений сердце. И, ощущая на себе столь пристальный взгляд ярких глаз, замечая, что Хякуя навис над ним как-то совершенно неправильно для роли простого друга, Мика прикусил губу, чувствуя лёгкие покалывания на собственных щеках.

— Если тебя это устраивает…

— Тебе идёт зеленый.

— Что? — Микаэла с удивлением наблюдал, как друг протянул к его лицу руку и аккуратно убрал полевой цветок, упавший тому на щёку. — О, я не заметил…

— Ты кроме меня ничего не замечаешь, да? — юноша вновь улыбнулся, но в глазах, помимо привычных смешинок, мелькнули непривычные искры, которые до этого Шиндо замечал лишь пару раз. С правой стороны от уха послышалось недовольное жужжание, и вампир понял, что умудрился случайно придавить крупными листьями дикого подорожника трудягу-пчелу. Не желая подставлять Юу под укус, юноша осторожно приподнимается, с волнением понимая, что его друг ни на дюйм не двигается с места. Чувствуя на своём лице чужое дыхание, вампир со скрытым вопросом заглядывает в чужие глаза, а затем, выждав несколько секунд, негромко произносит:
— Да.

— Врёшь, — отрицательно качает головой друг, поддаваясь чужому напору и опускаясь на коленки Мики. Срывая белый цветок клевера, Юу подносит его к их лицам и кивает на шмеля, так не вовремя зацепившегося за лепестки, — ведь ты заметил насекомое.

— Ещё бы. Оно вопило мне прямо на ухо, — пожимает плечами юноша, отгоняя пушистого шмелика прочь. Ветер, поменяв своё направление, теперь приносил сладкие запахи нектара и мёда, которые обитали на диком поле неподалёку. Частные домики, в которых когда-то жили люди, имели собственные территории, на которых когда-то произрастали вкусные плоды кустарников и деревьев. Теперь же, заросшие дикими сорняками, они привлекали уставших путников сочными ягодками, скромно выглядывавшими из-под изумрудных лопухов. Изредка, чересчур усердно копаясь в сорняках, можно было заметить чьи-то останки, которые в этих заброшенных местах встречались во много раз чаще, чем на улицах воинственных городов.

— Ой, всё, — отмахнулся от него Юу, собираясь было подняться на ноги, но вампир, понимая, что ему не хватило этой редкой близости, вдруг крепко хватает его за плечи и, не отвечая на немой вопрос, утягивает юношу за собой, заставляя опуститься на свежую траву рядом. — Э-э?

— Я хочу продлить эти минуты спокойствия, — шепчет ему Мика, поворачиваясь на бок и мягко улыбаясь. Друг, чувствуя, что взгляд вампира стал ещё теплее, постарался не полыхать от смущения, концентрируя взгляд на тоненьких травинках, по которым ползали несколько божьих коровок.

Тишина, проскальзывая между ними, уютно устроилась на сочной зелени, от которой на одежде ребят появятся большие и пахучие пятна. Ветер всё так же упрямо гнал облачных овец куда-то за океан, посылая прямиком к далекому горизонту, за которым вечером спрячется солнце. Друзья, соблюдая новый закон, придут в это место ещё раз, перед самым закатом, чтобы попрощаться с природой, приютившей их в этом месте на короткое время. И, следуя по лунной дороге и используя созвездия в качестве ориентира, они вновь пустятся в дорогу, избегая тех, кто так жаждал их поймать.

— Мика, знаешь, у нас ведь есть цель, — вдруг шепчет негромко Юу, придвигаясь к парню чуть ближе и поджимая свои бледные губы.

— Спасти Глена? — Шиндо не сдерживает нотки раздражения в собственном голосе.

— Нет. Спасти тебя, — Юу не нравятся потухшие искры в алых рубинах.

— Это всё бессмысленно, — отвечает ему Мика, угадывая тему того, что решил вновь затронуть его наивный друг, не теряющий надежду на какое-либо чудо.

— Нет, ты не понимаешь, — и расстроенный вид Микаэлы заставляет юношу резко подняться, с обжигающей решимостью глядя на него сверху вниз. И затем, уже полностью вставая, Хякуя отряхивает свою одежду от приставших травинок и резко показывает в сторону моря. — Там — твоё спасение.

Мика следит за его резкими движениями, рассматривает исцарапанные ладони, а затем поднимается следом, вглядываясь туда, куда ему показывал его возлюбленный. Огонь, полыхавший в его друге, заставлял вампира двигаться вперёд.

— Там океан, — отвечает он, вдыхая горький запах крови.

— А за ним — континенты. Слушай, я всё не хотел говорить, потому что не верил… — Юу казался чересчур возбужденным, — но выбирать не из чего, правда? Есть организация из России, которая работала над какими-то штуками и…

— Погоди, — прерывает его Микаэла, начиная понимать, в какую сторону клонит его недалёкий друг, — ты говоришь о реликвиях Всадников Апокалипсиса, созданные сектой?

— Откуда ты знаешь?! — удивлению юноши не было предела.

— Они давно потеряны. Их не могут найти даже вампиры.

— Они — не мы! Мы сможем найти. Поверь мне, я знаю, о чём говорю. Одна из этих штуковин должна вернуть тебе человеческий облик.

Мика, вновь взглянув на небо, попытался вспомнить хоть какие-то действительно важные факты об этих вещах. Но все те легенды, как и казалось его другу, выглядели чересчур вымышленными. Однако доля правды в ней, как показывала история, была.

— Корона Мора, меч Войны, чаша Голода и коса Смерти, — перечисляет все эти «штуки» Шиндо, с неудовольствием замечая, как светлеет лицо его восторженного друга.

— Да, именно! Чаша Голода, вот что нам нужно! И мы её найдём, поверь мне.

— Ты хоть знаешь, как она работает? — вампир тяжело вздыхает, вынужденно (или не очень) соглашаясь с тем, что эта вещь действительно сможет им помочь. Хякуя, услышав вопрос, на несколько мгновений замолчал, забавно хмурясь и пытаясь вспомнить хоть какие-то полезные факты.

— Нет, но…

— Тема закрыта, — юноша поднимает руки и разворачивается, топая в сторону спуска с этого невысокого холма, на котором было прекрасное место обзора. Юу, недовольно цыкая, одним большим шагом вновь оказывается рядом с ним и хватает за плечо:
— Мика, чёрт возьми, позволь мне тебя спасти! Подарить тебе новую жизнь, ну пожалуйста! Если ты не согласишься, я отправлюсь туда один.

Юноша резко остановился и, выслушав просьбу друга, не смог не улыбнуться. Внутри что-то вновь вспыхивает, чуть ли не заставляя вампира довольно жмуриться. Но он привычно сдерживает себя, оборачиваясь к Юу и… пораженно замирая. В зеленых глазах взрывались искры просьбы и желания, а сам друг, приблизившись к лицу вампира на опасно близкое расстояние, шепчет ему чуть ли не в губы, не скрывая подрагивающий от волнения голос:
— Я так хочу тебе помочь…

Мика, игнорируя свои горящие щеки и благодаря природу за бледность кожи, со слабой дрожью сжимает чужую ладонь и прикрывает свои глаза, напоследок мягко отвечая:
— Спасибо.

Сладкий поцелуй обжигает искусанные губы.


Категории: Фанфик, Owari no seraph
Прoкoммeнтировaть
#72: Вы для меня всё gloomySheriff 21:44:55
Основные персонажи: Гурен Ичиносе (Глен Ичиносе), Шиноа Хиираги
Пэйринг: Глен/Шиноа.
Рейтинг: G
Жанры: Повседневность, AU
Описание: — Вы для меня всё, — шепчет Шиноа, облизывая пересохшие губы и смотря своим прямым, равнодушным взглядом прямо на подполковника, занятого чем-то важным.
Посвящение: Ха-ха, шипперам Гленоа, если такие найдутся.
Примечания автора: ... Это мой отп № 1 в серафиме. Я просто не мог не написать по нему хоть что-то. И пусть первый блин комом, я надеюсь, что следующие работы будут лучше. А, в общем-то, кажется, меня загрызут. И... Я даже не знаю, джен это или гет, но вообще пейринг есть, и, амх, штопошто.
Сюжет разворачивается ещё до того момента, когда Глен приказал Шиноа проследить за Кимизуки.
Публичной бете и критике рад всегда.

Подробнее…Глен был для неё всем. Воспитателем, сожителем, другом, врагом, семьей. Потеряв последние нити того, за что она цеплялась, девочка попала в самый настоящий ураган, из которого вытащить сумел её этот молодой человек. Тот, кто ей никогда не нравился и одновременно удивлял, тот, о ком она слышала каждый раз, встречаясь с той, кого любила всем сердцем.

Маленькая девочка, сердце которой было разбито потерей любимой сестры, не могла поверить в то, что теперь осталась одна в этом разрушенном хаосом мире, в этом мире, где ей не было места. В тот момент она боялась, что утонет в абсолютной темноте, позабытая богом и остальным миром. Но Глен, тот человек, который самолично разбил ей сердце, насильно вытащил из образовавшейся ямы, грубо хватая за маленькие ручки и вытягивая на себя. Он не был для неё светом, пришедшим для того, чтобы спасти. Он был простым человеком, потерявшим, кажется, так же много, как и она. И поэтому вскоре малышка признала его, пусть даже через слезы и сильную боль.


— Вы для меня всё, — шепчет Шиноа, облизывая пересохшие губы и смотря своим прямым, равнодушным взглядом прямо на подполковника, занятого чем-то важным.

Тот её не услышал и продолжил старательно писать что-то на белых-белых листах, игнорируя её существование. Хиираги молча ждёт, решая и оценивая то, чем же закончится всё, если она скажет эти слова громче. Но Глен вовремя поднимает голову, осматривает её усталым взглядом и вздыхает, из-за чего по старой привычке, не контролируемо, у Хиираги возникает довольная улыбка:
— Так вы меня заметили, — сообщает она, делая шаг ближе к столу подполковника, собравшего отчеты в стопку и протянувшего их ей.

— Отнеси генерал-лейтенанту Хиираги, пускай перестанет меня терроризировать своими бессмысленными бумажками, — отвечает парень ей, бросая быстрый взгляд на часы. Шиноа смотрит в ту же сторону и улыбается ещё шире.

— Подполковник совсем забыл, что такая милашка как я не может исполнять роль секретарши, — и вновь её карие глаза насмешливо глядят на Ичиносэ, замершего на мгновение, а затем недовольно цыкнувшего.

— Тогда исчезни и не мозоль мне глаза, — и вновь отчеты оказываются у него на столе.

Но молодая Хиираги не спешит уходить, продолжая стоять так же покорно и с улыбкой смотреть на подполковника, которого присутствие девушки начинало нервировать. Он вновь смотрит на неё исподлобья, ожидая какого-либо подвоха и вспоминая то, что вообще должен был ей приказать. Но, видимо, либо его память подводила, либо Шиноа специально дразнила парня своим нахальным поведением.

— Что? — спрашивает он, отправляя перо в чернильницу.

— Кажется, вы меня не расслышали, подполковник. Стареете, — и на лице всё та же безупречная улыбка. Глен еле удержался от того, чтобы закатить глаза. Порой Шиноа, если не постоянно, вела себя чересчур нагло, обращаясь к Ичиносэ так, будто бы между ними были какие-то крепкие семейные узы.

— Что я не расслышал? — спрашивает он, а взгляд его темных глаз не предвещает ничего хорошего. Хиираги делает шаги в его сторону, берёт с рабочего стола те самые отчеты и, наклонив голову вбок, отвечает:
— Вы для меня всё.

Парень продолжает молча на неё смотреть, не находя ответа для такого резкого заявления. Шиноа молчит буквально две секунды, а затем разворачивается на каблуках и направляется к выходу, как ни в чем не бывало говоря напоследок:
— Так и быть, я навещу своего братца.

И когда дверь за ней закрывается, Глен ещё несколько секунд смотрит вперёд, а затем выдыхает, откидываясь на спинку своего стула. С оставленного им пера на рабочий стол капают чернила, но подполковник не обращает на это внимание, пытаясь собрать мысли в единое целое и предотвратить возмущения той, кому явно не понравится такая отвратительная новость. Ичиносэ молчит, прислушиваясь к тиканью часов, а затем качает головой, понимая, что так долго это продолжаться не может. Отбивая пальцем по дереву в такт биению сердца, Глен стирает образ девушки из своей головы и тянется к новым отчетам. Только вот этот приятный голосок вновь звучит в его голове, и парень устало закрывает глаза, совсем тихо шепча:
— Не цепляйся за меня, идиотка.


Категории: Фанфик, Owari no seraph
Прoкoммeнтировaть
#70: Когда в мире бушует огонь gloomySheriff 21:38:09
Основные персонажи: FC-человек, Шихо Кимизуки
Пэйринг: Кимизуки Шихо/ОЖП, мимокрокодилы.
Рейтинг: PG-13
Жанры: Романтика, Ангст, Hurt/comfort, AU, Songfic, Постапокалиптика
Предупреждения: ОЖП
Описание: Адский огонь, танцующий страстный танец с тенями, привлекал к себе уродливых всадников, истошно вопящих ещё издалека о своём скором приходе. Стены не дадут им пробиться в основные гнезда человечества, где уцелевшие вытирают грязными рукавами слезы со своих исцарапанных щёк. Только каждый раз одинокий солдат испуганно вздрагивает при очередном дальнем взрыве, которых за всю ночь набралось не менее ста.
Посвящение: The walking tragedy.
Примечания автора: Seraph of the end – The day that we dreamed of.
Читать только под песню, ибо с ней атмосфернее, да и фик не кажется слишком дерьмовым.

Очередная июльская работа.

Подробнее…Ночь, уже исчезающая с обширного небесного полотна, показалась молодым людям слишком жестокой и беспощадной, а взрослые только лишь устало махнули рукой, оттаскивая тела погибших товарищей в общую яму. У них даже не было сил, чтобы отдать должное заслугам натерпевшихся солдат, которые покинули мир живых так рано. Адский огонь, танцующий страстный танец с тенями, привлекал к себе уродливых всадников, истошно вопящих ещё издалека о своём скором приходе. Стены не дадут им пробиться в основные гнезда человечества, где уцелевшие вытирают грязными рукавами слезы со своих исцарапанных щёк. Только каждый раз одинокий солдат испуганно вздрагивает при очередном дальнем взрыве, которых за всю ночь набралось не менее ста.

Молодая вдова, корчась на земле возле своего погибшего жениха, впивалась длинными пальцами в землю и беззвучно рыдала, содрогаясь от нахлынувших чувств и эмоций. Маленький мальчик, выползая из-под тела заслонившего его солдата, тихонько хныкал, потирая ушибленные коленки и пихая уже остывшее тело в бок, ругаясь на сонливость проигравшего воина. Юный командир, потерявший весь свой отряд, одиноко стоял посреди окровавленных камней, пустым глазами смотря куда-то в землю. Его друзей уже давно оттащили в горячий костёр, который с громким трещащим хохотом проглатывал тела проигравших, прося всё больше и больше. Облава, которую в этот раз никто не смог предупредить, снесла всё на своём пути подобно одной огромной волне. Отряд из лучших бойцов подоспел слишком поздно, спотыкаясь о мёртвые тела и разрушенные обломки зданий. Кто мог подумать, что в этот раз кровавые чудовища только лишь отомстят за прошлые унижения. Кто мог знать, что в этот раз облава будет на несколько важнейших точек сразу.

Солдат, покачнувшись, упал прямо на тело своего товарища, которого безуспешно пытался оттащить к огню. Юичиро, спохватившись, кинулся к нему. Отряд Шиноа прибыл позже всех — кое-как устранив вампиров в северной части, они попытались успеть на запад, где битва была не менее ожесточённой. Откуда у противника столько боевой силы — можно было лишь гадать. Но факт оставался фактом: человеческая армия в несколько раз уступала армии вампиров.

Кимизуки был в ярости. Он не мог поверить в то, что из-за ошибки командиров погибло столько людей. Если бы они пришли раньше, то не потеряли бы такое большое количество мирных жителей и солдат. Так же себя чувствовали и остальные товарищи — уставшие, но полные решимости. Если бы им приказали прямо в таком отвратительном состоянии пойти на очередную битву, то никто бы не стал отнекиваться. Каждый воин, который сейчас со слезами на глазах хоронил своих товарищей, был бы готов принести себя в жертву и отомстить кровопийцам, которые возомнили себя высшими существами.

Минако, не выдерживая такой сильной нагрузки на молодое тело, опускается на колени, стараясь не смотреть на обезображенное лицо мертвеца. Света в этой разрушенной части города больше не было, поэтому чудовищные тени старались принять самую наихудшую свою форму, пугая при этом молодую девушку, нервы которой к концу битвы совсем истощились. Её охватывал леденящий душу страх даже при любом хрусте ветки под тяжёлым сапогом угрюмого воина. Дыхание рядовой сбилось, а голова страшно кружилась от такого большого количества крови и трупов. Запах горелого мяса заставлял подступать желчь к горлу, но бежать было бы эгоистично — все живые, которые старались поскорее очистить город от оторванных конечностей, чувствовали себя абсолютно так же.

— Эй, ты в порядке? — девушка вздрагивает, когда чувствует на своём плече чужую ладонь. Через секунду она узнает родной голос и облегчённо выдыхает, поднимая голову, чтобы взглянуть на своего друга.

— Д-да, прости, я сейчас поднимусь, — голос предательски дрожит, заставляя Минако злиться на саму себя. Предстать перед товарищами в таком виде она никак не хотела. Такаяме было на самом деле стыдно за своё поведение — Мицубе из их отряда повезло меньше всех. Получив сильнейшие ранения, она отправилась в госпиталь, где ей оказали первую помощь.

— Отдохни, — юноша опускается рядом с подругой и затем вдруг берёт её за руку, заставляя девушку смутиться и дёрнуться от боли. Осколок от меча вампира, разбившегося под натиском её клинка, впился в ладонь, прорвав белую перчатку и запачкав её алой кровью. У Минако не было времени вытащить его, а шок, который она испытала от такого масштабного боя и картины, которая после предстала перед глазами — заставил её забыть про свои собственные раны. — Глупая, без руки остаться решила?

Шихо кинул недовольный взгляд на Такаяму, когда та стала протестовать и оправдываться тем, что нужно было поскорее закончить работу. Это действительно заставило её захлопнуться и молча следить за другом, который медленно и аккуратно снимал грязную перчатку с её руки. Уродливый осколок впился глубоко под нежную кожу, но вытащить его было не проблемой.

— Ай! — слёзы непроизвольно покатились по щекам, когда Кимизуки дёрнул за конец металлического обломка. Юноша вопросительно взглянул на девушку, раздумывая, стоит ли продолжать или нет. В красивых фиолетовых глазах его подруги скакали огненные блики костра.

— Будет больно. Потерпи немного, ладно? — Минако храбро кивнула, устремив взгляд на кровавую рану в ладони. Как говорила её сестра? Стоит лишь отвлечься на что-то другое, чтобы не чувствовать такую режущую боль. Такаяма, рвано выдохнув, подняла голову, следя за мимикой своего друга. Уставший и грязный, он серьёзно и сосредоточенно следил за тем, чтобы не сделать девушке ещё больнее. Руки дрожали и не слушались, но его огромное терпение было вознаграждено — обломок выскользнул из раны, тут же выпуская потоки алой жидкости, которую юноша поспешил заткнуть своей же перчаткой.

— Пока только так, но как доберёмся до госпиталя — обязательно покажись врачу, — Шихо отпустил её руку и поднял голову. Взгляд молодых людей встретился, заставляя обоих из-за чего-то внезапно смутиться.

— Спасибо, Кимизуки-кун, — прошептала Минако, растягивая губы в благодарной улыбке. Парень, почувствовав прилив крови к щекам, отвернулся.

— Пойдём. У нас ещё много работы, — молодой солдат встал, отряхивая колени и протягивая руку своей подруге.

Небо постепенно светлело, а раннее солнце, поднимаясь с горизонта, поспешно прогоняло зловещую темноту прочь. Горячий огонь, распространяясь на трупах солдат, жадно обгладывал белёсые кости.


Категории: Owari no seraph, Фанфик
Прoкoммeнтировaть
#69: Ты ведь мой? gloomySheriff 21:36:01
Основные персонажи: Гурен Ичиносе (Глен Ичиносе), Махиру Хиираги
Пэйринг: Глен/Махиру.
Рейтинг: G
Жанры: Ангст, ER (Established Relationship)
Описание: Конец рабочего дня, уставший подполковник и его меч.
Примечания автора: "День X: Написать фик на самый ненавистный пейринг."

Подробнее…Очередная тихая ночь, когда в кабинет мрачного подполковника никто не врывается, когда все его дела завершены, а документы разложены по своим местам. Прямо сейчас мужчина может встать и пойти отдохнуть, закутываясь в мягкое одеяло и растворяясь в очередном непонятном для него сне, о котором он всё равно на следующее утро забудет.

Но сейчас его мысли отнюдь не о желанном отдыхе — задумчивый взгляд устремлён на собственный меч, стоявший рядом. Демон, запечатанный внутри, всегда вызывал у него самые печальные и неприятные воспоминания. Потеря любимого человека ещё тогда казалась невероятно болезненным происшествием, а сейчас, когда избранница преследовала его образ в кошмарах, казалось, эта боль будет ещё одним его спутником по жизни.

Он действительно любил ту, которая теперь никогда не станет человеком. Действительно любил и любит, несмотря ни на что, даже сейчас. Мысли об этой изумительной красавице навевают сладостную тоску, только вот с каждым годом юноше начинает казаться, что всё это выдуманное им же. Что все эти его мысли и чувства — обычное самовнушение. Он с трудом верил в то, что можно любить настолько сильно и так долго.

Но одновременно Глен не мог забыть о Махиру. Она является к нему в кошмарах, она шепчет ему на ухо при каждом удобном случае, она его личное оружие, которое спасает в самые критические моменты. Махиру, которая оберегает его даже после того, как погибла. Махиру, которая стала одержима, но не растеряла к нему свой интерес. Она любит его какой-то безумной любовью, и ведь парень это знает. И что-то далеко внутри желает ответить ей взаимностью, но это так глупо, любить собственный меч.

Ичиносе, тяжело вздохнув, поднимается с кресла, заодно подхватывая оружие. Он прекрасно знает, что все его мысли и сомнения видны погибшей Хиираги. Он знает, что она читает его как открытую книгу. Но это не мешает ему порой думать о том, что же было бы, если бы она осталась жива.

Ведь если бы она выжила, юноша отдался бы этой девушке без остатка. Просто потому, что не смог бы сделать иначе.

— Ты ведь мой? — мягкий и хриплый голос возлюбленной звучит в голове, одурманивая своими чарами. Глен, прикрыв глаза, буквально чувствует, как чьи-то холодные пальцы оглаживают его лицо. Он молчит, но ей и не нужно слов — властно глядя в глаза своему любимому, демон сладко улыбается, наслаждаясь его положением. Они оба знают, что не смогут прожить друг без друга.


Категории: Фанфик, Owari no seraph
Прoкoммeнтировaть
#63: Доверие gloomySheriff 21:22:04
Основные персонажи: Гурен Ичиносе (Глен Ичиносе), Шиноа Хиираги
Пэйринг: Глен/Шиноа.
Рейтинг: G
Жанры: Флафф, Hurt/comfort, AU
Награды от читателей:
«Шикарная ау, как и пара. » от Mrs. Alex
Описание: Когда девушка запускает пальцы в перья, парень прикрывает глаза от наслаждения, и впервые за столь долгое время он вспоминает, насколько потрясающие ощущения приносит чувство, когда кто-то дотрагивается до крыльев.
Посвящение: Шипперам Гленоа.
Примечания автора: Хоть что-то после длительного молчания. Мнда. Всегда лавил эту крылатую аушку. Публичной бете очень и очень рад.

Подробнее…— Зачем тебе это? — Глен спрашивает устало, без особого интереса, расслабленно откидываясь на спинку их старого потертого дивана и прикрывая свои темные глаза. Шиноа, стоя чуть поодаль, внимательно следит за каждым его движением, улыбаясь так же, как и бодрым утром.

— От вас плохо пахнет, и я подумала, что всё дело в крыльях~, — и, мгновенно получив раздраженный взгляд в свою сторону, заулыбалась ещё шире, довольная произведенным эффектом. Раздражать Глена своими шутками ей нравилось так же, как и бесить Юу, только в случае Ичиносэ приходилось быть более осторожной, так как юноша мог запросто её наказать.

— Воняет — уйди в свою комнату и не мешай мне отдыхать, — шипит на неё Глен, взглядом прожигавший в маленькой девушке глубокую дыру. Но она была на удивление упорной, и спустя минуту напряженной игры в молчаливые гляделки, парень вдруг сдался, махая на неё рукой. — Делай что хочешь.

И Хиираги одаривает его довольной улыбкой, расстегивая золотые пуговицы на мундире и скидывая его на стоящее рядом кресло, где уже валялась верхняя одежда командира. Далеко не в первый раз Глен сдавался под её натиском, и ставшая привычной покорность была наиболее излюбленной чертой подполковника, с которым она долгое время делила одну квартиру.

Ичиносэ устало поднялся с нагретого места, переходя на их старую светлую кухню и бросая недовольный взгляд на Шиноа, семенящую позади. Та с интересом осматривала старые апартаменты, вспоминая все те моменты, которые были связаны с ними. Сейчас девушка перебралась в общежитие, но это нисколько её не удручало, разве что тем, что проводить больше времени с Гленом не получалось. Вовсю ушедшие в работу, они оба редко видели друг друга, и отчего-то Шиноа ощущала некоторую пустоту.

— Осторожнее только, — негромко говорит ей подполковник, выдвигая стул на середину и садясь на него. Хиираги молча кивает, с предвкушением ожидая, когда он покажет свои роскошные угольные крылья, которые видела лишь однажды, в то время, когда её сестра была ещё жива. У самой девушки, к слову, такие же красивые крылья, как и у Махиру, почти что идентичные, и Хиираги каждый раз улавливала изменение в настроении Глена, когда тот помогал ей чистить перья от грязи и пыли.

Черные крылья, раскинувшись в разные стороны, занимали огромное пространство, но девушка отшатнулась не из-за внезапности возникновения, а из-за того, каким убогим выглядело то, чем она когда-то восхищалась. Длинные чёрные перья, которые в своё время могли серьезно навредить противнику, во многих местах были сломанными или почти полностью выдернутыми. Через самые маленькие перышки на коже виднелись длинные кровавые порезы, которые всё никак не могли зажить. То тут, то там Шиноа замечала излишки грязи, и пыль, которой покрылись концы самых длинных перьев, сменяла угольный цвет на светлый грязно-серый. Ичиносэ не замечает её реакцию, уже успевший закрыть собственные глаза, и Хиираги мешкает, пытаясь собраться с мыслями.

— Так подполковник тот ещё грязнуля, — фальшиво посмеивается она, делая шаг назад. Состояние, в котором находились крылья Глена, вызывало то ли жалость, то ли отвращение. Девушка не понимала, почему мужчина не ухаживал за самым главным, что у них имелось, и желание почистить их как следует лишь усилилось. Поспешив за тряпкой и прочими чистящими средствами, Шиноа думала лишь о том, как парень умудрился довести себя до подобного состояния, при этом постоянно напоминая ей о собственных крыльях. Да и в общем-то, на самом деле, не была готова девушка заниматься помощью для Глена, желая своими пытками лишь добиться того, чтобы взглянуть на красоту из прошлого. Но теперь, когда она поняла, насколько сильно Ичиносэ наплевал на себя и своё здоровье, в голове зародилась ещё более глупая мысль.

— Вот и вернулась врач Шиноа-сама, и всё ещё живой пациент встречает её ликующим взглядом! — Глен даже не повернулся в сторону девушки, и дыхание его было равномерным. На кухне повисла тишина, и сквозь закрытые окна не проходили звуки с шумных улиц. Хиираги останавливается возле крыльев мужчины и ощущает некоторую нерешительность — дотрагиваться до них может лишь тот, кому человек безумно сильно доверяет. Она прекрасно помнила это, и ещё ни разу никому не позволяла дотрагиваться до своих, кроме как сестре и её возлюбленному, который в какой-то степени заменил старшего брата, а возможно даже…

Глен вдруг слабо дергается от ощущений толпы мурашек, когда девушка дотрагивается до его перьев, тихонько их поглаживая. Он запрокидывает голову, когда та начинает тщательно вычищать их от грязи и дефектов, и с интересом следит за тем, как младшая Хиираги делает всё так медленно и аккуратно. И когда девушка запускает пальцы в перья, парень прикрывает глаза от наслаждения, и впервые за столь долгое время он вспоминает, насколько потрясающие ощущения приносит чувство, когда кто-то дотрагивается до крыльев.

Шиноа с интересом вглядывается в расслабленное лицо Ичиносэ, продолжая растирать целебную мазь по длинным царапинам. Уютная тишина, разбавляемая лишь шумным дыханием подполковника, расслабляет. И, вдруг случайно соскользнув руками на его шею, увлекшись собственными мыслями, она с дрожью реагирует на то, как парень поймал её ладонь, несильно сжимая:
— Спасибо.

И благодарный шепот подполковника действует на неё подобно удару молнии. Рвано выдохнув, девушка справляется с возникшими ощущениями и мыслями, натягивая фирменную улыбку:
— Что бы вы без меня делали, ленивый Ичиносэ~

— Тц.



Категории: Фанфик, Owari no seraph
Прoкoммeнтировaть
#60: Следовать за солнцем gloomySheriff 21:09:51
Основные персонажи: Курето Хиираги
Пэйринг: Курэто Хиираги, ОЖП.
Рейтинг: G
Жанры: Ангст, AU, Songfic
Предупреждения: ОЖП, Элементы гета
Описание: Не теряй мой свет.
Примечания автора: О-о, наконец-то я начну писать по этому шиппу. Надеюсь, во всяком случае. х)
Martin Kirkhaug – Final Approach.

Подробнее…Венка следила за каждым движением этого загадочного и мрачного человека. Он был молод, точно так же, как и она, но сталь в нём ощущалась почти такая же, как и в её наставниках. И это пугало, заставляя задумываться о том, насколько опасен этот человек, раз аура исходит от него не хуже, чем от взрослого.

Курэто не спешил куда-либо двигаться. Смотрел прямо на горизонт и океан, подернутый белым-белым цветом. Ноябрь был холодным и безумно странным. Настолько, что Такаяма казалось, будто это знак к чему-то страшному. Ведь не мог этот осторожный человек, старающийся избегать каких-либо ошибок, пригласить её на берег океана для того, чтобы посмотреть вместе с ней на корабли, плывущие к причалу. Но Хиираги продолжал молчать, словно забывшись в собственных мыслях. Венка не понимала, что происходит с этим странным человеком.

— … Господин? — и он как-то странно качнул головой, словно бы безмолвно приказывая молчать. Если это часть его проверки, чудного плана, то это еще хуже, чем казалось на первый взгляд.

— Здесь красиво, — произносит он негромко, переводя взгляд своих карих глаз на Такаяма. И та готова поспорить, что на мгновение лед сломался, пропуская искры усталости.

— Не думаю, — отрицает она, бросая еще один взгляд на пейзажи. Слишком серые, слишком белые, слишком унылые. Это не то, что может её порадовать. И как смущенно она прикусывает губу, по взгляду Хиираги осознавая, что сказала подобные слова вслух.

— И что же тебя может порадовать? — он изгибает бровь, и девушке не ясно, интересно ли парню на самом деле, или же это самая настоящая насмешка. Впрочем, раз вопрос был задан — не ответить было нельзя.

— Я думаю… Солнце, — она выдыхает белый пар, запрокидывая голову и вглядываясь в серые облака, которые заполонили весь небесный свод. — Солнце дарует надежду на то, что всё будет хорошо. Оно освещает путь странникам, помогает следовать своей мечте. Солнце — это надежда. И если бы оно прорвалось через облака, стало бы намного лучше.

Курэто не отвечает. Он зависает в собственных мыслях вновь, и Венке кажется, будто она сморозила глупость. Опять. Сколько можно позориться перед человеком, предложившим столь ответственную работу? Сколько можно теряться в собственных ощущениях и чувствах, забывая о самой банальной логике.

— Тогда я стану этим солнцем.

Такаяма удивленно взирает на юношу, поднявшегося с холодной скамьи. В глазах его играла привычная решимость.

— Я стану этим солнцем, чтобы дарить людям надежду. Не теряй мой свет.

И, поправляя пальто, разворачивается, чтобы уйти вдоль берега, так ничего ей и не объяснив. Теряясь в мыслях и догадках, девушка смотрит вслед человеку, загадка которого была так пленительна. Неужели случится что-то страшное, о чем пытался он её предупредить? И от подобной мысли сердце пробивает удар. Следовать за солнцем, олицетворять которое будет именно он? Что же, это не самая плохая идея.

Через серые тучи, упорно сражаясь, пробивается одинокий луч.


Категории: Фанфик, Owari no seraph
Прoкoммeнтировaть
#56: Всё, чтобы забыть gloomySheriff 20:56:32
Основные персонажи: Гурен Ичиносе (Глен Ичиносе), Шиноа Хиираги
Пэйринг: Глен/Шиноа, Шиноа/Юичиро (намеком).
Рейтинг: G
Жанры: Ангст, Драма, AU, Мифические существа, Постапокалиптика, Пропущенная сцена
Предупреждения: UST
Описание: Глен считает, что лучший способ отвести от себя внимание - подкинуть потенциального жениха. Шиноа, в общем-то, не против, но сердце требует обратного.
Посвящение: шипперы Гленоа, я знаю, что вы существуете. давайте страдать от канона вместе.
Примечания автора: мне так сильно не хватает Гленоа, чёрт возьми. наткнулся на стопку старых хэдов и решил, что пора писать.
p.s: придумайте нормальное название, пжлст.

№46 в топе «Гет по жанру Постапокалиптика» (07.07.17)

Подробнее…Глен всё чаще ускользал от взгляда юной девушки, которая нашла своё место в отряде, ставшем ей почти что родной семьей. И ей казалось, что подполковник искренне считал, что эти новые друзья смогут заменить ей все то прошлое, которое осталось под тяжелой кровавой простыней. Что Мицуба, эта веселая и вспыльчивая Сангу, будет считаться родной сестрицей, с которой можно прыгнуть и в огонь, и в воду. Что Шихо, который всячески ругал подруг за их ужасные навыки готовки, в итоге стал для всех старшим братом, говорящим голосом разума. Что Йоичи, чей нежнейший и добрейший дух был для них поддержкой, робко и верно исполнял роль младшего братишки.

Ну, а Юу… А Юу для Шиноа — нечто другое. И глядя на реакцию Сангу, которая долгим и влюбленным взглядом провожала стройную фигуру эмоционального мальчишки, Шиноа пыталась понять, желает ли Глен, чьи тайны её увлекали, такой же реакции от хрупкой Хиираги. Ведь он видел и знал, как сильно младшая сестрица похожа на старшую, желания которой упорной массой возникали когда-то на одной стороне весов, а стремления и цели — на другой.

Шиноа желала любви. Той самой, которой ей так не хватало в детстве, когда вокруг — сплошные книжки со сказками о принцессах, всегда находивших свой счастливый конец. И малышка в предвкушении поджимала губы, перелистывая красочные страницы занимательных историй, на которых прекрасный рыцарь нес на руках свою избранницу. Ей хотелось той же сказки, и Глену казалось, будто этот мальчишка может её дать.

Да, девушка видела — своим проницательным взглядом проходила сквозь толстую оболочку фальшивого льда и постепенно, неторопливо, вытаскивала куски его истинной души. Но что-то было в Хакуя не так, словно бы он не соответствовал её ожиданиям. Хорош? Безусловно, ведь харизмы и амбиций у него хоть отбавляй, но Хиираги ощущала собственным сердцем, как стержня, который она так любила видеть в фантастичном избраннике, в нём не существовало. Податливый, легкий, такой… безумно простой. Открытая книга, как оказалось потом, и Шиноа поняла — не он.

В движениях и мимике, которая так часто сменялась у зеленоглазого юноши, Шиноа искала другого. Принца ли на белом коне, к которому так привыкла за детство? А можно ли назвать Глена принцем? Думается ей, да. Самопровозглашенный, как усмехается она на чужие обрывки смелых фраз, до безумия одинокий, как кричит его тяжелый взгляд, устремленный куда-то на горизонт. Один в своих тайнах, один в своих секретах — и юная Хиираги не сводит с него глаз, пытаясь понять, в чем дело. Что не так. И почему он не хочет рассказать.

Шиноа давно поняла, что стала для Глена за все эти восемь лет намного ближе, чем кто-либо другой. И даже верные подчиненные, чей скромный шепот возникал позади его спины, перестали получать столько же доверия, сколько получала она. Будто они не должны знать все то, над чем юноша размышляет, будто даже лучший друг Шинья, с которым девица часто любит болтать ни о чем, не смеет проникнуть в голову Глена.

И Шиноа это нравилось. Нравилось настолько, что она молча улыбалась, щуря свои карие глаза и впитывая усмешку Ичиносэ, говорившего, что вскоре придёт время свергнуть правящий клан. Слежение за его эмоциями, за его движениями — всё вскоре переросло в зависимость, и Хиираги стоит поодаль, эмоционально насмехаясь над очередной глупостью подполковника, а внутри — надеясь на то, что он, как и обычно, устало от неё отмахнется. Потому что любой его потеплевший взгляд, любое мягкое прикосновение к плечам — и девушка понимает, почему же старшая сестрица так сильно полюбила его высокую и статную фигуру, такую одинокую на фоне сплошной толпы.

Каждый новый день без его голоса — и Шиноа ощущает, как внутри накапливается раздражение. Как принц её любимой сестры занимает всё больше пространства в мыслях, как Юичиро, пусть и не идеально, но всё же проскальзывает вместо него. Так надо, думается юной Хиираги, кусающей губы и пытающейся как можно сильнее внушить себе, что выбор подполковника верный, а Хакуя именно тот, кто ей нужен.

Но в томительных и одиноких снах, где весь мир сгорает дотла, рассыпаясь в зловонный прах, через чёрный и губительный дым к ней проходит Глен. Юноша протягивает свои руки к ней, истекая кровью и прося, хрипло и тихо, чтобы она уходила. И никогда, никогда не оборачивалась назад — иначе всё будет кончено. А юная девочка, которая так боится потерять последнее, что отзывается теплой и томительной любовью в её сердце, громко и умоляюще кричит.

И просыпаясь, первые секунды надеется, что Ичиносэ, как и несколько лет назад, притянет её мягко к себе, обнимая за плечи и бормоча, что всё будет хорошо. Ведь они оба потеряли так много, и оба должны сражаться. Рядом. Чтобы не утонуть в безумии, сотканном сладкоголосыми демонами.

В какой-то момент девушка верит себе, что она и в самом деле увлечена зеленоглазым брюнетом, который так страстно защищал семью и, казалось, был совершенно глуп. В какие-то моменты Шиноа и правда уверяет себя, что он нисколько не похож на Глена — это всего лишь домыслы больного сознания, больной влюбленности, от которой им обоим будет только хуже. Ведь демон, что завладел сердцем подполковника, был её родной сестрой. Идти против неё — идти против своего внутреннего мира. На что Шикама лишь усмехался — как это забавно, следить за сокровенными противоречиями столь юного создания.

— Подполковник? — спрашивает Хиираги в какой-то момент, придвигаясь к нему ближе и стараясь скрыть своё волнение. Тот переводит на неё усталый взгляд, задерживается на распущенных локонах и вновь отворачивается, не удостаивая ответом. — Скажите, я похожа на сестру?..

Юноша молчит какие-то мгновения, крутя в руках перо и поджимая свои бледные губы. Девушка ощущает, как возрастает напряжение между ними, но уйти без ответа не может. Не сейчас, когда так важно услышать его мнение, его голос, увидеть эмоции, скрытые за пеленой фиалковых глаз.

— Да, — его ответ короткий, но мягкий, и когда Ичиносэ поворачивает к ней голову, скользнув взглядом по розовым губам, Шиноа ощущает, как в груди вспыхивает что-то безумно странное, легкое и одновременно печальное. — Немного.

Он смеется над ней, так грубо и прямолинейно приписывая влюбленность в Юичиро, словно пытается всеми силами отвести чужое внимание от собственной личности. И Шиноа это понимает настолько хорошо, что готова рыдать, да только старшая сестрица, которую девушка так любит, учила подавлять свои эмоции. Так будет проще, вроде как, не так ли? И Хиираги на все фразы лишь смущенно улыбается, задумываясь над тем, стоит ли вообще пытаться подступиться к Глену ближе, чем позволяет совесть?

Явление подполковника в момент серьезного разговора с вампиром — как раз то, что она хотела избежать. И голос Шикама твердит ей, что если они так сильно хотят укрыть собственные чувства от Махиру, стоит играть. Играть так, чтобы поверил каждый, кто находился в помещении. А Хиираги в какой-то степени больно — обманывать сестру, что ж, куда она скатилась? И главное, ради кого?

Когда Ичиносэ продолжает говорить о чем-то чертовски важном, девушка устремляет свой взгляд на Юичиро. Как можно более теплый, как можно более ласковый. Такой, какой желает устремлять на Глена каждый раз при их встрече. На самом деле, Шиноа даже рада, что Юичиро столь глуп, что не понимает намеков. Это ведь хорошо, не так ли? Будет страшнее всего, если при встречах и поцелуях ей придется представлять подполковника, чье сердце оказалось так далеко.

— С вами всё хорошо? — спрашивает Хиираги у парня, строя привычную довольную маску и делая к нему пару шагов. Ичиносэ опускает на неё свой пленительный взгляд, задерживается на незначительных царапинах и вновь отворачивается.

— Да.

— Тогда почему меня избегаете? — Шиноа понимает, что этот разговор — не для чужих ушей. Что Кроули, услышав их болтовню, смиренно отвернулся, следуя скорее правилам этикета, чем действительно показывая, что не заинтересован в чужом общении.

— А ты не знаешь? — юноша сводит брови, сильнее сжимая рукоятку меча. Девушка замечает этот странный жест контроля, пожимает своими плечами и разворачивается к возбужденным от нового задания друзьям, махая им ладошкой и спеша заглянуть в библиотеку. Книги, как она помнила, всегда помогали усмирить трепещущее от любви и счастья сердце.

Ведь Шиноа знала. Знала абсолютно всё.


Категории: Фанфик, Owari no seraph
Прoкoммeнтировaть
#55: Маленькая слабость gloomySheriff 20:51:59
Основные персонажи: Мицуба Сангу, Юичиро Хакуя (Юичиро Аманэ, Юи)
Пэйринг: Юичиро/Мицуба.
Рейтинг: G
Жанры: Романтика, Флафф, Hurt/comfort, AU, Постапокалиптика
Описание: Мицуба ненавидит болеть. Ведь что может быть хуже, чем проиграть банальному насморку и заразить человека, которого любишь.
Примечания автора: забавная ситуация - не будь критики в сторону гленоа, не вспомнил бы о старой зарисовке с этими хомячками.
пы.сы: подставьте нормальное название, пжлста. q-q
пы.пы.сы: будет оос - скажите, а то я чет не уверен в попадании.
upd: с днем рождения медовую пчелку!! охтыж, эпично я синхронизировался по датам. желаю, чтоб почаще вспоминали о девице не как о детали фансервиса, ну и радовали плюшками с юу-куном.

№48 в топе «Гет по жанру Постапокалиптика» (10.07.17)

Подробнее…Во время длительных заданий, которые все же выпадали на голову отряда Шиноа из-за их низких званий, не всегда удавалось вовремя вернуться обратно в штаб, и не всегда их цели сопровождались благополучной погодой. Ребята знали об этом не понаслышке, а потому каждый раз, когда на горизонте возникали глубокие темно-синие тучи, спешили найти доброе убежище, в котором можно было бы переждать непогоду. Но не всегда путь к таким убежищам свободен, от чего юному отряду приходится тратить драгоценное время на избавление дороги или заблудших людей от крупных белоснежных монстров, именуемых всадниками апокалипсиса. И этих нескольких минут вполне хватает, чтобы стремительные тучи набежали на руины, обрушивая мощь своего проливного дождя на тех, кому не посчастливилось найти укрытие вовремя.

Мицуба и без ливня ощущала, как ее иммунитет отчего-то пошатнулся, а противный и достающий до нервного тика насморк мешал концентрироваться на заданиях. Неловко порой, когда отряд сидит в засаде, желая подловить одинокого вампира, но весь их план рушится от тихого, но отчетливого чиха. И если бы от стыда можно было превращаться в лужу, Сангу давно бы слилась с пейзажем, наполненным целыми озерами от дождевой воды и красочными деревьями, которым сезон дождей лишь шел на пользу.

Теперь же все стало еще хуже, и если до очередной неудачи Мицуба успешно сморкалась где-то за машиной, чего хватало примерно на полчаса, то теперь, протирая свои слезящиеся глаза, она вовсе не могла смотреть и разговаривать с друзьями, которых пронесла участь быть заболевшими. С момента попадания под ливень прошло примерно два часа, но он все не стихал, гремя своими природными барабанами над мертвыми зданиями и сверкая время от времени вспышками где-то вверху. Согреться удалось лишь через какое-то время, но Сангу хватило и получаса, чтобы ощутить на себе весь огонь навязчивой болезни, устраняющей не только обоняние, но и зрение.

Девушка подрагивала от холода, скользя между стеллажей с книгами и пытаясь не попадаться на глаза товарищам, которые продолжали звать ее к себе, к огню. Ей не хотелось их заразить своими постоянными выбросами воздуха, которые чуть ли не эхом отдавались в пустых стенах старого магазина. Упорство, с которым она вырывалась из чужих рук, поражало, и Шиноа словно бы специально дразнила ее, спрашивая о том, почему же это Сангу стыдно за свою слабость. Но не может же Мицуба посрамить и в этом свой клан, который, между прочим, имел отличный иммунитет.

Когда товарищи вдруг решают, что лучшей стратегией будет оставить костер и пойти изучать их временное убежище, Мицуба наконец-то возвращается к огню, садясь к нему как можно ближе и вытягивая руки. К сожалению, источник тепла изрядно погас, а дополнительных вещей, чтобы хоть как-то поддерживать свет, не осталось. Все либо не пригодно для сжигания, либо слишком мокрое, ведь через дыры в потолке и стенах попадало достаточное количество влаги. Но для девушки и это будет счастьем, так как слезы все не желали прекращаться, застилая сиреневые глаза.

Но радость от уединения и рыцарского чувства защиты друзей длилась не долго — на плечи кто-то набрасывает плащ, пахнувший так, словно бы успел немного подгореть.

— Не дергайся! — слышится возмущенный голос Юичиро, который вдруг решил не стоять в стороне, отпуская все на самотек. Девушка от этого жеста вздрагивает, хватается ручками за края чужого плаща и поворачивает голову в сторону друга, фигура которого из-за слез стала расплывчатой, а мимика — нечитабельной.

Юноша замечает состояние подруги, хмуро наклоняется к ней ближе и пальцами, предварительно скинув грязную перчатку, убирает слезы с чужих глаз:
— Ты салфетки искала вообще?

— Что ты!.. — Сангу пытается отпрянуть, сгорая то ли от стыда за свое состояние, то ли от грубоватых, но от того не менее заботливых прикосновений друга, чувства к которому расцвели еще в самом начале их дружбы. — Их тут нет, и вообще — заболеешь!

Хакуя на это лишь фыркает, разворачиваясь на пятках и с серьезным видом отправляясь на поиски всего, что могло бы помочь его глупой подруге. Проходя мимо остальных друзей, замечает их неоднозначные взгляды и улыбки, но пытается игнорировать и даже предлагает заняться поиском вместе с ним. На что те качают головой и отмахиваются, передвигаясь за другие стеллажи и ожидая того, что произойдет после.

Мицуба сидит на месте, не зная, что делать дальше — с одной стороны, не хотелось причинять неудобства, ведь забота о ней займет слишком много времени и внимания, а вампиры на улицах не дремлют. С другой стороны, плащ на плечах пусть и был местами сыроват, но приятно грел что плечи, что влюбленное сердце, и когда рядом вновь слышатся шаги, Сангу зажмуривает глаза.

— Вот, — уверенный и абсолютно спокойный тон, будто теперь Юичиро командир их отряда. Он протягивает ей пачку старых салфеток, в другой руке держа подозрительную кастрюлю и коробки с целебными отварами, которые, наверное, уже лет пять назад утратили свою годность.

— Зачем это? — бурчит девушка, принимая дары друга и аккуратно вытирая слезы с глаз. Воинственный вид Хакуя теперь больше пугал, нежели радовал.

— Как зачем? Лечить будем, конечно же, — он ставит перед ней кастрюльку, с которой даже не был снят ценник, быстрыми движениями срывает защиту с упаковок и прямо так, не разбираясь, что и к чему, высыпает заварные пакетики внутрь. Мицуба бледнеет на глазах, когда замечает на упаковке сложную надпись о применении, а друзья, которые самым наглым образом посоветовали отдел, теперь приглушенно посмеивались, следя за происходящим на фоне.

— ... а воду где возьмешь? — глухо спрашивает Сангу, хмуро поднимая на него взгляд, на что Хакуя отвечает точно так же просто, как и до этого:
— Ну так дождь!

От отваров пришлось отказаться, и теперь уже Юу не понимал, что такого было в банальном жесте заботы. Не понимал, возмущенно фыркал, но при этом упорно сидел рядом с девицей, согревая ее своим плечом и слушая то, как вступили в перепалку Шиноа с Шихо, имевшие совершенно разные мнения по поводу розыгрышей.

Сангу чувствует на щеках жар, но честно надеется, что все остальные считают это температурой. Рядом с Юу было хорошо, тепло, и слезы почти перестали течь. Хакуя начал болтать о чем-то далеком, занимая все внимание Сангу, и время от времени устремлял на нее свой пронзительный взгляд зеленых глаз. После встречи с Юу девушка полюбила зеленый, но вслух никогда не скажет об этом, ощущая внутренние противоречия и страхи.

Когда юноша задерживается на ее чертах слишком долго, задумчиво замолкая, Мицуба смущается сильнее, сводя брови вместе и негромко спрашивая, в чем же дело. Но, каким бы таинственным ни был момент, сопровождавшийся шумом грозы и треском костра, Хакуя остается все таким же простым и расслабленным:
— У тебя из носа потекло.

— … Дурак!

Примечания:
хмм, может поставить все же "юмор" в теги?


Категории: Фанфик, Owari no seraph
Прoкoммeнтировaть
#53: Разделить вечность gloomySheriff 20:38:52
Пэйринг: Хорн/Чесс.
Рейтинг: PG-13
Жанры: Ангст, Hurt/comfort, AU, Мифические существа
Описание: Чесс та единственная, ради которой хочется сохранить человечность.
Примечания автора: остатки вдохновения после "Кармиллы".
№22 в топе «Фемслэш по жанру Мифические существа» (17.11.17)

Подробнее…Прижимая к себе исхудавшее тело юной девушки, Хорн понимает, насколько больна. Каким диким кажется ее преследование со стороны, лишенное разумного объяснения и движимое одним только желанием. У Скульд нет оправданий. Она всегда была честна с собой, а потому сейчас, оглаживая темные волосы своей давней избранницы, всецело отдается тайным желаниями.

Хорн хотела эту девушку. Хотела долго и настойчиво, а теперь, заполучив, боялась доломать.

Для новоиспеченного вампира спасение давней возлюбленной кажется единственной целью, ведь иначе, ощущая сплошной только голод и жажду, Хорн с легкостью бы потеряла остатки себя. А этого она боится больше всего — лишиться всех своих особенных черт, знаний и воспоминаний, своих эмоций, в конце концов, и остаться кровожадным монстром.

Скульд тщетно пытается согреть девушку в своих объятиях — её кожа холодная, не передает спасительное тепло, а потому юная жертва разбойников мелко подрагивает в чужих объятиях. Чесс, как звали эту малышку, не удосужилась открыть свои восхитительные глаза, пребывая то ли в обмороке, то ли в шоковом состоянии. Её тонкая эмоциональная натура с трудом выдерживала потрясения, что успела выяснить Хорн за всё время своей отчаянной слежки.

В старом и затхлом домике, поросшем плесенью и провонявшем тухлятиной, безжизенными тушами валяются те мерзавцы, которые посмели притронуться к возлюбленной Скульд. Впрочем, обративший ее вампир предупредил, что в скором времени все эмоции и чувства, какими бы сильными они ни были когда-то, начнут стремительно затухать.

А Хорн боится и этого. Страшится, что при очередной встрече захочет не сжать в объятиях прекрасное тело девицы, а равнодушно высосать из неё всю кровь.

— Графиня?.. — доносится до вампира слабый голос Белль, обычной крестьянки, которая, несмотря на все невзгоды жизни, оставалась удивительно живой и сочувствующей. Хорн по-настоящему восхищалась ею ещё несколько лет назад, когда повстречала маленькую девочку на грязных улицах неприятного ей города. Та скакала по камням вместе со своими друзьями, заливисто смеясь и пытаясь выхватить у чужого мальчика дикое и неспелое яблоко. Хорн в тот момент сразу же увлеклась необычайным цветом волос девчушки, выразительными голубыми глазами и заразительным смехом. Взяв спелое яблоко сочного алого цвета из рядом стоящей корзинки, Скульд протянула фрукт девочке, не выходя из кареты и чарующе улыбаясь. С тех пор, сталкиваясь с малышкой чаще, девушке казалось, что сама судьба свела ее с чудесной Чесс. И если бы Хорн могла, она бы признала, что это — самая настоящая влюбленность с первого взгляда.

— Тшш, — шепчет Скульд, чуть крепче обнимая возлюбленную, чьи силы были на исходе. — Скоро все закончится.

— Почему… — Белль с трудом говорит, мутным взглядом скользя по тонким чертам лица вампира и не понимая, что в графине было не так. — Ваши глаза… Они…

— Не говорите, Чесс, — мурлычет Хорн на ухо девушке и мягко целует её в лоб. Ничего большего она позволить себе не могла, смущаясь и страшась чужой реакции. А потому смиренно ожидала явления господина, который обещал, что обязательно ей поможет. Осталось только надеяться на то, что он успеет.

— Но почему, — выдыхает Белль и, подняв руку, вяло дотрагивается до бледной щеки бывшей графини, пальцем стирая капли алой крови и все еще блуждая где-то на границе сознания.

— Так будет лучше, — мягко улыбается вампир избраннице и ласково заглядывает в любимые глаза, борясь с желанием собственными силами спасти увядающую жизнь девушки. Кроули пускай и казался девушке довольно странной личностью, успел не раз доказать, что держит данное слово. А потому Скульд опускается на пол, не боясь испачкать прекрасное платье, и притягивает Чесс ближе. Осталось дождаться. И тогда, после спасения возлюбленной, можно будет разделить с ней невыносимую вечность, тем самым спасая и себя саму.

— Я счастлива…

— Вы счастливы? — вздрагивает Хорн, опуская взгляд на крестьянку, сжавшую её рукава.

— Счастлива, что могу провести последние мгновения… с вами, — Чесс натягивает слабую улыбку, а вампир, так и не ощутив желанного трепета в груди, в ответ мягко кивает.

— Мы растянем эти мгновения на века, дорогая Белль.


Категории: Фанфик, Owari no seraph
Прoкoммeнтировaть


Чёрный дом > Owari no seraph

читай на форуме:
пройди тесты:
читай в дневниках:

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх