Чёрный дом
и шелест ветра
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Чёрный дом > Homestuck


Аватары, опросы, тесты c категорией "Homestuck".
Пользователи, сообщества c интересом "Homestuck".

четверг, 28 декабря 2017 г.
#71: В эту чудесную ночь gloomySheriff 21:43:11
Основные персонажи: Джон Эгберт, Дирк Страйдер, Рокси Лалонд
Пэйринг: Дирк/Рокси, Джон.
Рейтинг: PG-13
Жанры: Романтика, Hurt/comfort, AU
Предупреждения: OOC
Описание: Это была очередная рождественская ночь, в которую по давним обычаям человечества случаются самые невероятные и волшебные чудеса, которые только может позволить себе этот мир.
Посвящение: Любимой excessivelySentimen­tal.
Примечания автора:
Эм, да, AU, где Дирк внезапно становится бисексуалом. Омгладно, отп же.
OOC - ибо Страйдер не стал бы так делать, а в общем-то я действительно пытался в канон.
Ээ, я просто мастер придумывать названия, надо бы сменить потом. Если. Придумаю. Что-то лучше. Ох :")
P.S: Публичная бета прям оч приветствуется.

Подробнее…Это была очередная рождественская ночь, в которую по давним обычаям человечества случаются самые невероятные и волшебные чудеса, которые только может позволить себе этот мир. На глубоком черном небосводе, белое полотно которого словно бы когда-то давно окунули в чернила, зажигались ярким радужным светом далекие огни, и где-то там, далеко, быть может, догорает свои последние века жёлтая, когда-то родная звезда.
Оконные ставни крепко закрыты, а на чистом стекле развешены белые-белые гирлянды, мягко освещающие темноту вокруг. В темных коридорах, холодных на манер средневековых улочек, то здесь, то там, горели маленькие свечки, скрытые в каких-то незамысловатых подсвечниках, черно-белыми узорами расцветающих по углам.
Во всём холодном и достаточно пустом доме, в котором когда-то стояли огромные фигуры железных рыцарей, облаченных в свои уже немного ржавые доспехи, в котором когда-то висели огромные картины с бородатыми волшебниками, иногда пугающими по ночам своим морщинистым лицом и кривой улыбкой, так и продолжал гулять сквозняк, порой задувающий теплые свечки и задевающий фиолетовую мишуру, неаккуратно развешенную по всей выпирающей поверхности.
Везде, несмотря на горящие огни, было темно и холодно, кроме одной только комнаты, окно в которой было совсем маленьким и закрытым очередной блестящей мишурой. Молодая хозяйка, обитающая в этой небольшой коробке, постаралась сделать своё местечко уютным и красивым, но, похоже, перестаралась с этим — наваленные то тут, то там игрушки, украшения, мишура и гирлянды в итоге создавали какую-то непонятную свалку, а различные фигурки и чучела животных, которые Рокси смогла отыскать в страшном подвале её родного дома, были расставлены по кругу и смотрели прямиком на неё. Но даже несмотря на эту кучу, на огромное количество любопытных безжизненных глаз, в комнате было одиноко и холодно, а мягкие подушки, которые должны были якобы согревать холодными зимними вечерами, только лишь неприятно дразнили бледную кожу.
Ёлка стояла прямо возле двери и мешала порой выходить по своим делам, но Рокси не желала её убирать, понимая, что если попробует передвинуть здоровенное зимнее дерево, увешанное различными красивыми шарами, подаренными ей Джейн на канун нового года, то окажется прямиком под колючими ветками без какого-либо шанса выбраться в ближайшие пять часов.
Рокси что-то неразборчиво пробормотала, недовольно кривясь от вкуса оливки, которая до этого плавала в бокале с каким-то очередным терпким алкоголем, название которого Лалонд уже успела позабыть. На самом деле в её доме так много вкусных божественных напитков, что даже пытаться различать их не стоит — непростое слово не задержится в мозгу, зато сладкий привкус останется ещё надолго.

— Охх, Дрик, не будь бкуой, я совсем немншк-ик, — девушка кокетливо наклонила голову, а напиток в бокале чуть было не выплеснулся на теплое одеяло с узорами черных кошек. — Дик… Дирк.

— Рокс, прекращай это. Праздник ещё не начался, а ты уже в хлам пьяна, — голос парня был сильно искажен плохой связью, которую не могли спасти даже гребаные чудеса.

Видеосвязь, которую их самый умный товарищ по имени Хэл смог наладить даже через планеты, всё равно иногда создавала сильнейший сбой, но это, как посчитал Джон, не должно было быть проблемой, ведь все друзья могли запросто увидеться в одном месте, просто использовав свою силу богов. Только не каждый желал порой с кем-то встретиться, устроившись у себя в старой доброй норе и наслаждаясь запахом ностальгии, которая возвращалась в домах детства.

— Не-е-е-ет, — тянет слова Рокси, качая головой с довольной улыбкой, — мой прузник уже наступил, вот прям щас. Пруздник. Подгузник.

— Праздник, Рокси, — Дирк тяжело вздыхает, а где-то на фоне слышен радостный баритон Джейка, и порой мелькают фигуры троллей, одетых в эту ночь не так мрачно и скучно, как обычно. — Почему ты такая упрямая?

— Пфф, да, пруздник, — девушка махает рукой и громко, заливисто смеется, щуря свои блестящие розоватые глаза и чуть покачиваясь взад-вперед.

Страйдер молчит, продолжая всё так же неподвижно сидеть и смотреть прямо на девушку, пускай его глаз и не было видно за черными стеклами остроугольных очков, Рокси явственно ощущала на себе этот странный и, может быть, даже тяжелый взгляд. Но она продолжала улыбаться всё так же весело, отпивать из бокала вкуснейший безымянный алкоголь и игнорировать спам, который постоянно вылезал в углу её ноутбука, оповещая о том, какие новые вирусы были созданы её хорошим другом и товарищем Соллуксом, с которым она уже успела связаться до Дирка, перебросившись парой слов и удостоверившись, что и ему так же было абсолютно плевать на этот дурацкий праздник людей.

— Ты меня не послушаешь, даже если я встану на колени, да? — Дирк вдруг устало усмехается и привычным движением убирает волосы со лба, словно бы пытаясь решить для себя что-то важное или хотя бы смириться с тем, что упрямая подруга будет справлять это рождество одна.

— О-о-о, ты можешь попробовать! — активно закивала девушка, показывая на Дирка пальцем и словно бы целясь в него вымышленным пистолетом. — Ну же, я считаю до тёрх! Ра-аз…

Страйдер на мгновение замирает, думая о том, стоит ли делать такие вещи, когда позади веселятся друзья, которые явно используют это ради очередных глупых шуток и издевок.

— Дыва-а… — Рокси предвкушающе ухмыляется, а Дирк, заглядевшись, забывает обо всём, желая только лишь услышать это её привычное «бам!», которое она всегда использовала в особенно мирное время. — Три-и… Бам!

Лалонд делает громкий щелчок пальцами и подносит своеобразное дуло к губам, чтобы затем пафосно сдуть воображаемый дым и с абсолютной победой взглянуть на Страйдера.

— И опять ты убит, коверный Странджер! — и плохая связь противно искажает её красивый смех, из-за чего Дирк морщится и бросает косой взгляд на своих товарищей, все ещё занятых подготовкой к их празднику и шутящих обо всём на свете. — Страйдер.

— Доброй ночи, Рокси, — Дирк тянет руку к красному крестику и видит, как улыбка подруги на экране чуть потухла, но вот окно закрывается, а сверху на ноутбук наваливается Вриска, возмущенно и с прищуром смотрящая прямо на юношу. Тот в который раз готовится услышать умную тираду о том, как же чертовски плохо вести себя эгоистично и игнорировать свои обязанности, а их у него было хоть отбавляй.

Рокси хмыкает и пожимает плечами, делая очередной глоток из бокала. Фиолетовый экран холодными белыми буквами оповещал о сброшенном звонке, но сама девушка уже даже не смотрела в ноутбук, устремив взгляд своих малиновых глаз на светящиеся огоньки, мелькающие среди зеленых иголок. Лалонд что-то напевает себе под нос, вспоминая старые зимние песенки с земли, а её руки отчего-то трясутся, благо, из бокала уже ничего не выплескивалось, и теплый-теплый плед оставался таким же белым и чистым.


Тишина напрягала. Она буквально обволакивала Рокси со всех сторон, проникая внутрь неё и давя на душу, сердце, другие органы, причиняя ей непонятную глухую боль и навевая тоску. Лалонд продолжала улыбаться, что-то писать в ответ мрачному медовому троллю, но руки её совсем переставали слушаться, попадая на ненужные кнопки и тем самым раздражая собеседника. В конце концов девушка захлопывает крышку ноутбука, понимая, что перестала вообще что-либо видеть из-за дурацких слез, мешающих разглядеть хоть какие-то детали. Рокси вытирает их тыльной стороной ладони, но те продолжают идти, совершенно не собираясь останавливаться, и Лалонд даже начинает пугаться от мыслей, что теперь вот так вот из неё выйдет весь тот алкоголь, выпитый за вечер. Она всхлипывает и удивляется своим запутанным мыслям, теряя вообще хоть какую-то логику происходящего. Соленые слезы стекают по её щекам, а черная тушь, которую она обычно использует, течет следом. Задрожав вдруг от накатившего холода, девушка собрала в кучу все те одеяла и подушки, составляя так называемую крепость вокруг, чтобы согреться и почувствовать себя лучше. Только вот как бы она не закутывалась в бело-черный плед, почему-то теплее ей не становилось, а слез стало только ещё больше.
Пустые бутылки со звоном ударились друг о друга и скатились с мягкого дивана на пол, где валялись какие-то игрушки, сшитые в подарок от Роуз. Рокси погружается в своё мягкое царство, желая только лишь об одном — забыться в этой глупой пустоте и больше не просыпаться, а ноющее сердце только лишь эхом вторит о боли.

— Эй, Рокси! — что-то ярко вспыхнуло прямо в комнате, а затем чей-то знакомый жизнерадостный голос прозвенел в голове Лалонд, от чего та поморщилась и слабо дернулась, не желая вылезать из своей теплой кровати. — Опять в своей крепости? О-ох…

Девушка так и не вылезла из своего укромного местечка, остатком сознания понимая, что это её самый веселый и преданный друг, которого, однако, она не желала видеть в этот вечер. И вновь Рокси погружается в свои хаотичные черные сны, где иногда пусть и забывается, но всё равно возвращается к тем вопросам, которые её постоянно волнуют.
Она слышит чье-то дыхание и идет вслепую, во влажной темноте, протягивая вперед руки и желая наткнуться на того, кто постоянно рядом с ней и не отходит ни на шаг, забавляясь и играя с ней подобно призраку. Девушка смеется, иногда порой чувствуя на своей щеке нежное касание, которое потом ещё долго горит маленьким пятнышком на её лице, согревая и придавая чувство уверенности. А затем она просыпается, раскрывая свои глаза и видя перед собой всё тот же пейзаж, который видела перед тем, как уснуть. И привычно, сглатывая ком в горле, тянется к бутылке вина, которая должна была быть якобы рядом.

— Рокси, хватит, — её руку перехватывают и сжимают в своих ладонях, а сама Лалонд вдруг окончательно просыпается, несколько резко поворачивая голову и натыкаясь на фигуру юноши, сидящего рядом и мягко глядящего на неё своими янтарными глазами, которые в полумраке казались почти полностью черными.

— Странджер? — и из уст девушки вырывается нервный смешок — она даже не понимает, как ей следует отреагировать на это внезапное появление её друга… Быть может, это и вовсе иллюзии, созданные больным сознанием, расстроенным множеством факторов. В этом мире, как уже успела убедиться Лалонд, возможно абсолютно всё. — А я тут… Видишь, веселилилась, ха-ха.

— Глупая, — Дирк чуть наклонился к её лицу и заботливо стер большим пальцем с её щеки черную линию, образовавшуюся от слез и туши. Он не смотрел ей в глаза, чувствуя себя виноватым, но при этом продолжал гладить её щечки, вырисовывая подушечками пальцев неизвестные никому узоры. — Ты совсем не умеешь врать.

Рокси прямо смотрит на Дирка, а сердце в её груди вновь начинает отсчитывать быстрые удары. Он прекрасно знает о её чувствах, поэтому ничего не говорит на этот счёт, а вот она… А вот она ощущает, как уже было завядший цветок начинает вновь расцветать в её груди, из-за чего подсознание шепчет о глупости и ревности.
Лалонд приподнимается на локтях, приближаясь к Дирку, а тот словно бы выплывает из своих мыслей и недоверчиво смотрит ей в глаза, мечась между несколькими мыслями, между различными мнениями и фактами. Рокси вот-вот его поцелует, ведь к этому всё и идёт, а затуманенный алкоголем разум совсем не хочет думать о последствиях, о реакции молодого человека, сердце которого так и осталось загадкой для девушки. Страйдер напрягается, готовясь было отстраниться, но отчего-то медлит, очарованный этими томными глазами, а затем, когда между ними остаются буквально миллиметры, Рокси растягивает губы в довольной и чертовски коварной улыбке и громко произносит «Бум!», тыкая длинным пальцем ему прямо в грудь.
Дирк недоуменно моргает, на что девушка с хохотом отстраняется, качая головой и с ликующей победой глядя на парня:
— И вновь, я, гроза Страйдеров, убила тебя, наивный Дирк!

А парень чувствует себя по-настоящему странно. Одновременно испытывая к ней уважение за то, что даже после всего этого она продолжает, как он и просил, держать определенную дистанцию… Он чувствовал себя неудовлетворенным. И потоки мыслей вновь хлынули в его светлую голову, а сам Дирк нахмурился, не понимая, с какой это стати его чувства ему больше не подчиняются, тем самым заставляя его каждый раз путаться и мельтешить между двумя людьми. Ведь до этого времени, ещё месяцев семь назад, он был абсолютно уверен в том, что именно испытывает. Но затем что-то изменилось и, в общем-то, теперь он думает о том, насколько же глуп. Улыбка Рокси затухает, когда она видит серьезный взгляд друга, а затем девушка успокаивается, присаживаясь рядом и пожимая плечами:
— Да-а, это всё же была плохая шутка, прости, — и её розовые глаза, до этого горевшие так ярко и тепло, словно бы покрываются инеем. — Так как ты…

И её безбожно прерывают, не давая даже задать заинтересовавший её вдруг вопрос. Ладонями в гловелеттах хватают её за лицо, чересчур порывисто и горячо целуют прямо в губы, а не ожидавшая такого от постоянно собранного и серьезного юноши Лалонд заваливается прямо на спину, увлекая за собой Дирка, которого, кажется, вовсе это не смутило. И Страйдер не медлит обнять её, и Рокси вдруг осознает, что его прикосновения греют намного лучше безжизненных тряпок, воздушными облаками окруживших молодых людей.


Гирлянды на окнах светят теплым белым светом, мягко освещая черноту вокруг, которая теперь почему-то не сквозила абсолютной пустотой, в которой отчего-то ощущалась приятная и нежная теплота, столь непривычная для этого дома. За замершими стеклами, на иссиня-черном небе, вспыхнула голубоватая вспышка, а маленькие зверьки, обитавшие внизу и справлявшие этот чудной для них праздник, были готовы поклясться, что увидели в этом секундном огне довольную улыбку.


Категории: Homestuck, Фанфик
Прoкoммeнтировaть
#68: Последние gloomySheriff 21:34:18
Основные персонажи: Дейв Страйдер, Роуз Лалонд
Пэйринг: Дейв/Роуз.
Рейтинг: PG-13
Жанры: Ангст, Hurt/comfort, AU
Предупреждения: Смерть основного персонажа, OOC
Описание: Как бы она не пыталась открыть глаза, всё вокруг оставалось нестерпимо чёрным, и только где-то вдалеке виднелись тончайшие нити многоцветной паутины, разрывающей вселенную на куски.
Посвящение: Зарисовка для excessivelySentimen­tal.
Примечания автора: Мусор, чтобы профиль не пустовал.

Подробнее…- Ты слышишь меня? – приглушённо прозвучал чей-то голос в чернильной пустоте, обволакивающей её сознание. Как бы она не пыталась открыть глаза, всё вокруг оставалось нестерпимо чёрным, и только где-то вдалеке виднелись тончайшие нити многоцветной паутины, разрывающей вселенную на куски. Где-то рядом, казалось, находился кто-то ещё – тепло, слабо исходившее от него, временами чуть заметно оглаживало ладони и плечи. Или то, что должно было находить там. Но ледяной холод, несмотря даже на то, что всё это было лишь игрой воображения, пробирал до самых костей, заставляя её сжиматься и дрожать.
- Ты чувствуешь меня?... – загадочный голос звучал всё более отдалённо, словно бы Роуз плыла по этому чёрному потоку в сторону от спасительной теплоты. Ей не хотелось отвлекаться от важной, казалось бы, миссии. Она обязана сделать то, что должно было бы спасти многие жизни. Но почему-то другая её сторона рвалась обратно, желая ответить неизвестному, чувствуя при этом взволнованные, почти панические нотки.
Но тишина, убаюкивая, продолжала нести её всё дальше.

- Роуз, чёрт возьми, проснись, - она вновь дёрнулась, скользя взглядом по пустоте и недоуменно хмурясь. Если бы не это «препятствие», она бы уже завершила свою миссию. Или, может быть, точнее, она бы дала убить себя? Канайя знала, что делала. И если это так необходимо, и если остальные согласились, тогда в чём проблема? Почему этот настойчивый, надоедливый и одновременно невероятно родной голос продолжает врываться в её сознание? Из-за этого какая-то часть её постепенно мертвеющей души не желает сдаваться, рвётся к мягкому теплу и бархатному голосу, который не отпускал её на протяжении многих и многих лет.
Но сил совсем не осталось. И она послушно закрыла глаза, давая ледяным и колким слезам впитываться в ресницы. «Нет, Дейв, в этот раз я сдаюсь.» Паутина, светящая где-то впереди, в последний раз окрасилась ядовито-фиалковым, а затем погасла, раз и навсегда.

Где-то на мёртвой планете, выжженной огнём не так давно, молодой юноша в красной пижаме стоял на коленях и судорожно прижимал к себе мёртвое тело подруги, истёкшей карамельно-красной кровью. Он что-то обречённо шептал, дотрагиваясь дрожащими губами до её лица, а его редкие слёзы стекали по щекам, капая на её некогда ярко-оранжевый костюм. Вокруг на тысячи километров мёртвая тишина, решившая стать госпожой этой земли на многие и многие века. А безжизненные тела старых товарищей покрывала темнота, заботливо унося их в мир духов.
И только одна из них никогда не сможет встретиться с мёртвыми друзьями, проживая целую вечность чудным призраком с белыми глазами.

- Ты не можешь так просто бросить меня одного в этой чёртовой, мать её, вселенной, - ни ветра, ни дождя. Только небо, затянутое тучами, да чёрная земля, окрашенная всевозможными оттенками крови. Только тёмно-красный костюм Дейва был испачкан совершенно не алым, а с его любимого серебристого меча капала изумрудная жидкость.

И мёртвая тишина, злобно хохоча, набросилась на парня.


- Согласись, ты без меня жить не можешь, - хриплый от усталости и боли голос чересчур резко оборвал беззвучные рыдания юноши, сжавшего подругу в своих объятьях. Дейв отстранился, не веря собственным глазам, а Роуз, улучив момент и собрав оставшиеся силы, нежно коснулась пальцами его лица, растягивая бледные губы в счастливой улыбке.
А где-то во вселенной, покрытой чёрной пеленой, зажглись красно-фиолетовыми цветами нити со сдвоенной судьбой.


Категории: Homestuck, Фанфик
Прoкoммeнтировaть
вторник, 16 мая 2017 г.
#11 gloomySheriff 20:11:33
Если бы Хоумстак был какой-нибудь рпг игрой, где можно выбирать расу и прочие пироги, то всё разделялось бы кровью:

Подробнее…Розовая – нпс-персонаж, которым играть нельзя. Имеет высшие и самые лучшие силы, играет роль баланса во вселенной игры. Если играть сюжетку, то целью будет свергнуть эту королеву.

Фиолетовая – маги. Сильные тёмные маги, способные творить всякую херню. Были бы похожи на амфибий – плата за силы.

Тёмный фиолетовый – иллюзионисты-фокусники. Имели бы внешность шута, могли бы исчезать, делать всякие неадекватные хрени и этим самым побеждать. Запас «фуреку» на начальном уровне был бы самым большим среди всех остальных.

Синий – кузнецы-«мужики». Огромные и сильные, оснащённые хорошими мышцами, умеющие поднимать невероятно тяжёлое оружие. Они были бы неповоротливыми, зато спокойно могли сами чинить и улучшать изобретения + одним ударом могут оглушить новичка.

Голубой – бойцы, прекрасно управляющиеся с холодным оружием. Быстрые, сильные, прекрасные. Стандартная «раса», которая может быть хороша по всем параметрам.

Бирюзовый – вершители закона. Играют ту же роль баланса, на поле боя обычно играют роль целителя.

Изумрудный – вампиры, регенерирующие за счёт крови других персонажей. Используют абсолютно любое оружие, так же способны поднять фигню синих чуваков.

Лайм\мутант – наёмники или же якудза, про эту расу никому ничего не известно, поэтому она таит в себе загадки. Таких персонажей очень легко прибить, так как на начальном уровне у них всё очень и очень плохо. Зато если персонаж поднимется на высокую планку, то обещает кучу ништяков своему хозяину. Однако пока доберёшься, долбанёшься выживать.

Оливковый – шпионы и разведчики, имеющие превосходную ловкость и быстроту. Пролезают в непролезаемое, при падениях с большой высоты получают минимальный урон, пользуются обычно чем-то небольшим, но удобным.

Жёлтый – чуваки с пси-способностями, чуваки из будущего, имеющие в арсенале крутые пушки и компьютеры. Так же могут играть роль стрелков, так как точность у них обычно абсолютная. Удобные в использовании, но нужно иметь кучу зарядов, так как дамаг у стрелков не очень большой.

Ржавый – дети природы, шаманы или же обычные рыцари, которые решили поселиться в лесу в имя справедливости. Так же это могут быть разбойники, орудующие всем, чем только можно. Собираются в группы и приносят колоссальные уроны, по отдельности и мухи не обидят.

Бургунди – ведьмы и чародеи. Думаю, с этим всё ясно, да? Быстро поднимаются по лвлу, но так же быстро и устают. Если играть в сюжетку, то таким персонажам даётся определённое время для совершения своих деяний, иначе они помрут от старости до конца игры.


Категории: Хэдканон, Homestuck
Прoкoммeнтировaть


Чёрный дом > Homestuck

читай на форуме:
купил пасту дракоша
ну господи, скиньте кто-нибудь соо с...
Какой логотип лучше?
пройди тесты:
Манга "Крестовый поход...
Не фанатка на концерте...или те зелёные...
читай в дневниках:
Тест: |Какая ты психическая болезнь...
...прям про мя...
ТТ....бедный котёнак...

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх